Скачать электронную версию статьи (по коду доступа).

English Abstract

ЭСКАЛАЦИЯ РАЗОВОЙ ДОЗЫ ПРОТОННОГО БУСТА У БОЛЬНЫХ РАКОМ ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ ВЫСОКОГО РИСКА ПРОГРЕССИРОВАНИЯ
Е.В. Хмелевский, И.Н. Канчели

Цель. Оценка токсичности и противоопухолевой эффективности протонно-фотонной лучевой те- рапии рака предстательной железы (РПЖ) при увеличении разовой дозы протонного буста.
Материал и методы. Проведены рандомизированные исследования, включавшие 293 пациентов РПЖ с высоким и промежуточным риском прогрессирования. 116 пациентам основной группы после стандартного фотонного облучения малого таза провели локальное облучение простаты пучком протонов энергией 220 МэВ с использованием специального ректального маркера-эндо- стата. ОБЭ протонов была принята 1,1; alphe/betha для опухоли простаты – 3,0 Гр. Суммарная доза 28–28,8 Гр (RBE) на простату подводилась при разном фракционировании: ежедневно по 3 Гр (RBE)/8 фр (46 пациентов), либо по 4 Гр (RBE)/за 5 фр: 3 или 5 фр/нед (44 пациента), либо по 5,5 Гр(РБЭ)/3 фр: 3 фр./нед. (24 пациента). Вместе с фотонной компонентой (44 Гр/22 фр на ма- лый таз) доза на простату составила 72,8, 72 и 72 Гр (RBE), соответственно. У 177 пациентов контрольной группы аналогичные дозы на малый таз дополняли облучением простаты фотонами до дозы 68–72 Гр за 12–14 фракций.
Токсичность оценивали по шкале RTOG/EORTC. Выживаемость рассчитывали по методике Ка- плана-Майера, независимые факторы прогноза прогрессирования и постлучевых повреждений определяли с помощью регрессионной модели Кокса. Медиана наблюдения составила 151 мес.
Результаты. Острая гастро-интестинальная (ГИ) токсичность максимально 2 ст. оказалась досто- верно ниже в основной группе: 54,4 % и 69,2 % случаев (p<0,01). Отличий в частоте и интенсив- ности острых генито-уринарных (ГУ) повреждений между группами не было. Частота поздних ГИ повреждений 2 ст. в 3 раза реже в основной группе: 6,2 % против 21,4±% (p<0,01). Поздние ГУ по- вреждения встречались одинаково часто: 2 ст. – у 10,6 % и 10,1 % пациентов, соответственно, а 3–4 ст. в 3,5 % и 7,7 % случаев (p>0,05). Достоверной зависимости поздней ГИ и ГУ токсичности от разовой дозы протонного буста, не было.
Заключение. Протонный буст в дозе 28–28,8 Гр (RBE), дополняющий облучение объёма малого таза достоверно уменьшает выраженность постлучевых ректитов. Риск повреждений нижних от- делов мочевыводящих путей заметно не изменяется. Противоопухолевая эффективность про- тонно-фотонной лучевой терапии в сравнении с традиционным облучением одинакова. Эскала- ция разовой дозы протонов в диапазоне от 3 до 5,5 Гр(РБЭ) при уменьшении количества фракций с 8 до 3 не привело к достоверному изменению токсичности и противоопухолевой эффективно- сти лечения, однако уменьшило продолжительность и стоимость лечения.

Ключевые слова: рак простаты, лучевая терапия, протоны, гипофракционирование, токсичность

Реферат

PROTON BOOST FRACTIONATION AT PATIENTS WITH HIGH RISK PROGRESSION PROSTATE CANCER
Ye.V. Khmelevsky, I.N. Kancheli

Purpose. The toxicity and antitumor efficacy after photon and proton-photon radiation therapy of prostate cancer at the proton boost dose escalation is investigated.
Material and methods.293 patients with high and intermediate progression risk prostate cancer were randomized. 116 patients (the main group) after standard photon irradiation of small pelvis received local irradiation of prostate with 220 MeV proton beam. A special marker – endostate was used. For protons RBE=1.1 and for prostate tumor alphe/betha=3.0 Gy were adopted. The overall dose was 28–28,8 Gy(RBE) for prostate, regimes were: 3 Gy(RBE)/8 fx everyday (46 pts), 4 Gy(RBE)/5 fx: 3 or 5 fx/w (44 pts), 5,5 Gy(RBE)/3 fx/w. (24 pts). In view of the photon component (44 Gy/22 fx to the small pelvis) the dose to prostate was 72,8, 72 and 72 Gy(RBE), respectively. 177 pts in the control group received the dose for the photon boost 2 Gy/12–14 fx, with the total dose 68–72 Gy.
Toxicity was evaluated according to RTOG/EORTC scale. Survival was counted according to Kaplan- Meier method, the independent factors of the progression prognosis and postirradiation injuries were determined according to the Cox regression model. The observation median was 151 mo.
Results. Acute gastro-intestinal toxicity of the maximal 2 Gr. was the following: 54.4 % and 69.2 % (p<0.01). No changes 3–4 Gr. were observed. There were no differences in frequency and intensity of acute genito-urinal injuries between proton-photon and photon therapy. The frequency of 2 Gr. late GI injuries is 3 times less in the maim group: 6.2 % vs 21,4±% (p<0.01). The late GU injuries occurred equally often in the both groups: 2 Gr. – at 10.6 % and 10.1 % of patients, accordingly, and 3–4 Gr. – at 3.5 % and 7.7 % of cases (p>0.05). No reliable dependence of the late GI and GU toxicity on the proton boost fraction dose was observed: the 2 Gr. GI frequency was 8,8 %, 0 % and 11,5 % at the fractional dose 3, 4 and 5.5 Gy(RBE) (p=0.15).
Conclusion. The proton boost with the fractional dose 3–5.5 Gy(RBE) and the total dose 28–28.8 Gy(RBE) decreases the intensity of early and late after-irradiation rectitis. The morbidity risk for lower urinary tract does not decrease. Anti-tumor efficacy comparing to traditional photon therapy does not change. The escalation of the proton boost fractional dose from 3 to 5.5 Gy(RBE) at the decrease of the number of the fractions from 8 to 3 did not lead to the reliable change in toxicity and antitumor treatment efficacy, but decreased the treatment cost.

Key words: prostate cancer, radiation treatment, protons, hypofractionation, toxicity